avangard-pressa.ru

Сознание совершенномудрых - Искусство

В 1262 году регент сегуна Ходзё Токиёри отправился к дзэнскому наставнику Фунэю. "Недавно, - заявил он наставнику, - я постиг то, что не является ни постоянным, ни непостоянным".

"Практикование дзэн ставит своей целью только постижение сущностной природы, - сказал Дзэнский наставник - Если вы постигнете сущностную природу, вы поймете все".

"Прошу вас, покажите мне метод", - попросил регент.

"В мире нет двух Путей; у совершенномудрых нет двух сознаний, - ответил наставник. - Если вам известно сознание совершенномудрых, вы поймете, что это - внутренняя сущность, которая есть главный источник вашего собственного "я"".

Искусство искусства

Дзэнский наставник Тэцуо великолепно владел искусством кисти, имя его гремело повсюду, и многие люди приходили к нему учиться. Он часто говорил своим будущим ученикам: "Вы обязаны помнить следующие слова: "Если не хочешь быть зависимым от людского мнения, не позволяй ни похвалам, ни осуждению тревожить твое сердце". Если вы сможете совершенствовать свое искусство, не оставляя в своей груди ничего земного, тогда и сознание, и техника естественным образом вызреют, и в конце пути вы постигнете возвышенное. Вот где дорога от тьмы к свету".

Как-то к Тэцуо пришел с визитом известный ученый-конфуцианец и государственный деятель. Наблюдая за кистью дзэнского наставника, ученый отметил, что каждое движение руки наставника и кисти соответствует классическим принципам каллиграфии.

Когда он сказал об этом вслух, Дзэнский наставник пояснил: "Если рассматривать искусство через призму правильности сознания, то каллиграфия и живопись - одно. Если на картине, которую я рисую, хотя бы один стебель бамбука или один лист дерева чуть-чуть отклоняется от необходимого направления, я разрываю картину на части и выбрасываю ее, а потом откладываю кисть и сажусь в тишине, очищая свое сознание".

Дзэнская литература

В середине XIX столетия Кайган боролся за возрождение пришедшего было в упадок изучения буддийской и дзэнской литературы. Большинство людей полагали, что он был всего лишь ученым, и даже не подозревали в нем пробужденного дзэнского наставника.

Кайган начал постигать буддийские сутры под началом великого дзэнского наставника Сэнгая. Затем он изучал искусство медитации у Сэйсэцу и Танкая. У Танкая же Кайган и завершил Дзэнский путь и был признан в качестве преемника.

Как-то Кайган направился в Киото, чтобы позаниматься в центрах других буддийских школ. Глубоко обеспокоенный тем, что он увидел, Кайган написал такие строки:

У моста пятой улицы
Я оглянулся и посмотрел;
На востоке, западе, юге и севере -
Повсюду невежественные монахи.

Потом Дзэнский наставник Докуон пояснял: "Все люди того времени считали Кайгана широкообразованным, обладающим великолепной памятью. И это было действительно так.

Однако он учился также у трех дзэнских наставников и открыл самые глубокие тайны дзэн, получив в конце концов печать подтверждения от наставника Танкая. Люди полагали, что Кайган учил доктринальному буддизму, но это не так.

О чем Кайган действительно беспокоился, так это о том, что сознание многих последователей дзэн бесплодно, и лишь немногие понимают принципы Учения. Вот почему он в первую очередь занимался распространением дзэнской литературы, дабы указывать путь юным ученикам и раскрывать их способности.

Кайган уделял главное внимание спасению людей от упадка времени. У него не было времени отвлекаться на что-то другое. Вот что сделало его великим".

91. Изящество
92. Решимость
93. Доброе сердце
94. Поэт
95. Бывший настоятель
96. Изначальное учение
97. Излечение от болезни дзэн
98. Дзэн в повседневной жизни
99. Нет ошметков
100. Наставления
101. Учитель нации
102. Цветок лотоса среди грязи
103. Великая смерть
104. Дзэн и мир

Изящество

На ширме перед очагом Дзэнский наставник Тэцуо написал следующее:

"Будь прямым и честным, понимай принципы природы, проявляй сострадание и великодушие по отношению к другим, будь выше жадности и соперничества. Избегай ошибок и поспешности в повседневных делах. Проявляй заботу о вещах, не будучи привязанным к ним.

Быть свободным от обычных чувств, вызываемых материальными объектами, - это называется изяществом древних. Ничего подобного не найти среди нынешних людей света. Вот почему я закрываю дверь и не принимаю гостей.

Я совершенно лишен высокомерия и не стремлюсь прославить свое имя. Чтобы жить так, как я хочу, я изображаю непонимание, желая лишь обрести то, что естественно таково. У меня нет учеников. Люди, пытающиеся учиться у меня, просто безумцы. И все потому, что они изучают мое безумие и не изучают моего сердца".

Решимость

Сэттан стал монахом в десятилетнем возрасте. Однажды он решил отправиться в путешествие, чтобы отыскать настоящего учителя, и попросил своего наставника отпустить его. Но наставник отказал.

Исполненный несокрушимой воли обрести путь, Сэттан принял решение уйти, никому ничего не говоря. На воротах храма он оставил такую записку: "Пока я не обрету Путь, я не войду в эти ворота". И ушел.

Явившись в общину дзэнского наставника Торина, Сэттан день и ночь проводил в медитации. Торин был одним из немногих оставшихся в ту пору подлинно пробужденных дзэнских наставников, и метод его отличался суровостью и непредсказуемостью.

В один из дней Сэттан решил, что более не может даром терять время. Взобравшись на крышу здания, он поклялся себе, что не спустится живым, если в эту ночь не обретет пробуждения.

Просидев в глубоком сосредоточении всю ночь, к рассвету Сэттан так и не прорвался. С отвращением к себе самому он поднялся и направился к перилам, чтобы прыгнуть вниз и так найти свою гибель.

Вдруг, когда он уже хотел было шагнуть вниз, он услышал крик петуха. В этот миг сознание его открылось, и Сэттан обрел великое пробуждение.

Несказанно обрадовавшись, Сэттан поспешил к своему учителю. Только увидев его, наставник Торин подтвердил: "Ты - прорвался!"

Доброе сердце

Мирянин Сасаки Доппо изучал дзэн у наставника Гансэки. Позднее он вспоминал, как однажды он спросил своего учителя: "Что такое Будда?" И Гансэки ответил: "Доброе сердце и есть Будда".

Сасаки говорил: "Самое основное в мире людей - это доброе сердце. Вот почему обычное сознание и называется "Путь"".

Мысли свои он выразил в стихотворении на тему Синто:

Загрязнение, называемое запретом,
Порождается человеческим сознанием;
Те, кто знают божественное сознание,
Сами являются богами.

А вот другое его стихотворение:

Солнце - мои глаза,
Небо - мое лицо,
Мое дыхание - это ветер,
А горы и реки - это, оказывается, тоже я.

Поэт

Буддийский монах Дзёсо учился поэзии у самого великого мастера хайку Басё. Дзёсо обычно скрывал свои достижения в практике, и люди знали его в основном только как поэта.

Дзёсо родился в самурайской семье и был наследным вассалом одного даймё. Как старший сын он должен был унаследовать владения и ранг отца, но, будучи преданным своей мачехе, он отказался от семейного наследства в пользу ее сына, своего единокровного брата.

В Японии подобное решение нельзя было принять исключительно по своему желанию. И тогда Дзёсо специально поранил себе правую руку, а потом, сославшись на увечье, ушел с официальной службы, заявив, что не может более держать меч. А не могущий быть воином не имел права возглавлять и самурайский дом.

Вот так поэт Дзёсо освободился от мирской привязанности, чтобы стать дзэнским монахом. После смерти своего учителя Басё он три года провел в затворничестве в пещере, где написал на камешках целую буддийскую сутру, по одному иероглифу на каждом камне, и сложил их в традиционный "холм сутр". Он также написал книгу с наставлениями для священнослужителей и простых людей. И хотя ее переполняли возвышенные мысли, он назвал ее "Книгой бездельника".

В память о своем уединении Дзёсо написал стихотворение в классическом китайском стиле:

Неся свой дом
На своей спине долгие годы,
Улитка превращается в личинку
И так обретает свободу.
В горящем доме
Боялся он больше всего,
Что слюна его высохнет.
В поиске дождя учения
Удаляется он на заросшую лесом гору.

Бывший настоятель

Юрэн служил настоятелем в одном из храмов в Эдо, столице третьего сёгуната. Однако чтение биографий знаменитых священнослужителей древности настолько вдохновило его, что он принял решение оставить свой пост, чтобы отдать все силы духовному самосовершенствованию.

Оставив письмо, в котором сообщал о болезни и невозможности исполнять свои обязанности, Юрэн тайно, в одиночестве отправился в Киото, древнюю столицу и традиционный центр культуры.

Останавливаясь в различных местах в окрестностях Киото, Юрэн за свою жизнь так и не приобрел ничего. Днем и ночью он распевал буддийские сутры, а в перерывах между медитацией сочинял стихи.

У Юрэна не было ни одного стихотворного сборника. Он не имел представления о литературных средствах, украшающих язык, и потому просто выражал свои мысли. И именно поэтому поэзия его отличалась неподдельной искренностью, которая выделяет ее из великого множества стихов.

Однажды он написал в стихах название для картины, на которой красавица смотрит на человеческий череп:

Теперь ты у ж точно
Не возьмешь зеркала.
Ты смотришь на него
Днем и ночью и видишь,
Что это - твое подлинное лицо.

Он написал также несколько стихотворений, в названии которых всего один знак, и среди них - такое:

Глядя на поля,
Вижу неизвестный дым,
Сегодня подымающийся вновь.
А чье тело станет
Лучиной на завтра?

А вот стихотворение о гусях, пролетающих в свете луны:

Пусть гуси летят,
Ни на миг не смолкая.
Сердце мое остается
На луне в осеннюю ночь.

Как-то один священнослужитель, занявший на время гостевые покои, случайно сжег их. По этому поводу Юрэн написал:

Проверь этим случаем
Предельную неподвластность
Обычно неизменного сознания.

По просьбе человека, отправлявшегося на службу к знатному господину, Юрэн составил такие строки:

Отправляясь за удачей и счастьем,
Никогда не забывай,
Что мир - непостоянен.

А вот песнь Юрэна, посвященная духам:

Хоть и нечего мне просить
Для себя, которого я покинул,
Вымолю-ка у духов Тропинку для сердца.

Изначальное учение

Высокий священнослужитель Цу-ан происходил из простой семьи. Был он бескорыстным, прямым и честным. Он не только изучал дзэн, но и прекрасно владел изящными искусствами чайной церемонии, составления ароматов и букетов и другими.

Цу-ан также знал и медицину. Хотя учитель его лечил в основном прижиганиями, сам он решил обойти всю страну, чтобы исследовать и проверить действие различных горячих источников. Он нашел два места, где вода была просто несравненна, но они, увы, находились в далеких областях, и тогда он разработал метод, который позволял бы превращать обычную воду в целебную с такими же чудодейственными свойствами. Потом он напечатал формулу и распространил ее повсюду, совершив тем самым милосердный поступок.

Ни душевные, ни физические силы Цу-аня не таяли с годами. Он всегда оставался радостным и крепким. В местности, где он жил, одну хозяйку долгие годы донимал какой-то демон. Как только появлялся лекарь, женщина словно сходила с ума и выкрикивала оскорбления, так что ни один врач не осмеливался приблизиться к ней. Когда же приходил Цу-ан, женщина, даже если она лежала в своей комнате, догадывалась о его присутствии в тот самый момент, когда он переступал порог. Она очень пугалась и покорно позволяла себя осмотреть.

Цу-ан умер в 1750 году в возрасте восьмидесяти лет. В полдень он потрогал свой пульс и сказал, что не пройдет и часа, как он покинет сей мир. И он действительно скончался менее чем через час, оставив прощальное стихотворение:

Изначальное
Постигается безначально.
Когда глаза мои закроются навеки.
Моя сущность станет подлинного пустотой.